Көмеш кыңгырау

Последний взгляд на деревню родную

Рассказ Талгата Альмиева, учащегося 24 школы.

Однажды, давным-давно на далеких берегах Черного моря жили дед да баба. И был у них мальчик Володя (Это был маленький семилетний рыжий непоседливый и непослушный мальчик.) Его улыбка всегда радовала  старушку. Жилось им не очень худо, но и небогато, Земли у них своей не было, а только песок. И ели они рыбу и иногда своих кур, соседей у них не было и они ловили всю рыбу, хоть ее было и немного. Носили они одежду по наследству и жили в маленькой избе. 
Смотреть за маленьким  Володей было некому,  старушка убирает, да за животными приглядывает, а отец все ловит да ловит, ибо это их пропитание. И Володьке было скучно, а старушка трудится да приговаривает: «Эх, Володенька, занялся бы ты делом. А то недолго и лодырем стать».

Володя задумался, но ничего не сказал, а скука его длилась недолго, ведь этой ночью он проснулся от странных звуков, Володя хотел бы посмотреть, но после сна он видел все размыто. И через некоторое время он увидел отца, сидящего за столом со свечой, который возился с какой то деревяшкой. Он подошел и спросил:
– Па, отчего ты не спишь? 
– Я игрушку тебе делаю. Меня так твой дед научил, – ответил дед. – А тебе разве не пора спать? 
– Я хочу посмотреть! – ответил Володька.
– Ну смотри, – ответил дед.
Володя сел и смотрел на работу, как на что-то новое, неописуемое, с каждым шорохом ножа Володино сердце стучало в такт: шорх – тук, шорх – тук, шорх – тук.

Володя с трудом смотрел на отца, свеча стояла на столе и засвечивала отцовское лицо. Но зато какой аромат стоял в избе – лучше всякого парфюма! Многие наверное не видели или, точнее не нюхали: запах медовой свечи, опилок  деревянного  изделия, запах морского бриза, елового лака и бабушкиных лечебных листьев. Этот аромат, свет свечи и звук шороха усыплял маленького мальчика.
…Через пару минут Володя заснул. А  дед решил не перекладывать его на печь, поскольку ночь скоро кончалась. Как только он наступил на хлипкую ступеньку подвала, ступенька скрипнула, и Володя проснулся. Дед хотел быстро уйти, но не успел. 
– Па, можно я пойду с тобой? – спросил Володя.
– Но у нас одна  сеть, порыбачить не получится, – сказал дед.
– А я просто посмотрю, – сказал  мальчик.
– Ну пошли, тогда возьми с собой еды на весь день. 
Володя радовался, что ему будет что поделать, но не подавал вида, чтобы дед не подумал, что он бездельник.
… – Ну ты идешь? – окликнул дед Володю, стоя уже  на крыльце.
– Иду! – радостно сказал Володя в длинной дедушкиной телогрейке и козырьковой шапке, держа ломоть хлеба. 
…Утро было раннее и рассвет только разгорался. В море уже  игралась рыбка. 
 – Вот учись, мальчик мой, может когда-нибудь  после меня ты тоже будешь рыбачить, – ответил дед. И закинул в море сеть. 
Раз дед закинул сеть, два раза, три раза, а рыба не ловится. 
– Тьфу ты, сила нечистая. Только-только рыба играла. Ну, Володенька, валяй, закидывай сеть, да тяни. 
Володя как забросил сеть в море, так его сразу тянуть стало.
– Ну, Володя, ты прирожденный рыбак. С первого броска поймал. Держись, тянет!  
Володя держал сеть, а папа держал Володю. «Тянут-потянут, и вытянули рыбину».  Хотя в сказке про репу говорилось про «РЕПУ».
– О хо-хо, вот это рыбина! – закричал от радости дед. 
– Да она-то и в печь не полезет, ну Володенька, ну рыбак! – радовался дед. 
 Володя тоже был очень доволен. Но его смутил один вопрос. 
– А где язык? – спросил Володя.
– Вот здесь, - ответил дед, открывая рыбью пасть и суя туда указательный палец. 
– Вот у рыбы язык. А-ай! Рыба откусила деду палец  и прыгнула в море. А дед кричал:
 – В избу, за матушкой, тащи сеть! – прокричал дед. И побежал в избу. Но как только они зашли в сени, их встретила бабушка с дровами. А она  как увидела их, так сразу всплеснула руками  и уронила  все дрова на пол. 
– Ах ты, батюшка наш! – вскрикнула старушка. И со спешкой отправилась за подорожниками  и тряпками. Вернулась и говорит: 
– Говорила я тебе, не ходи ты в Черное море, а то ведь и Бог  не ведает какие силы нечистые там обитают, – ругалась матушка, повязывая тряпками листы подорожника.
– Еще и Володеньку взял. Ишь ты какой. А он в море полезет, а там его ухватит водяной. И поминай его как звали, – ругалась матушка. 
– Довольно каркать, а то вишь чего накаркала! – ответил дед, показывая свою левую руку с подорожниками. 
– Это не карканье, это ты в нечистое море лезешь!
– Это ты нечистая! 
Долго еще они спорили и Володя залез на печь и сидел там до вечера. Пока дед не разбудил его и не дал какой-то билет.
– Это билет на поезд, ты не должен жить в такой семье, в деревне тебе будет
лучше, -  завтра утром ты поедешь  на вокзал. 
– Нет, папенька, не нужно мне к другим, мне без вас грустно будет, – плача отвечал Володя. 
– Нет! – прорычал дед. – Ты поедешь!
…Рано утром петухи кричат громко. И Володя уже давно привык. Но на это утро он проснулся с большим волнением. Больше всего он боялся остаться один. И в этот самый момент  к мальчику подошел одетый дед и протянул Володе его вещи.
– Пошли, – сказал дед. И Володя даже не сопротивлялся, он знал, что это ни к чему не приведет. Отец посадил Володю на коня и сказал:
– Езжай прямо. И только прямо. Там увидишь холмы, потом леса, болота. И найдешь вокзал. Сядешь в нужный поезд и покажешь свой билет. – Прощай, – сказал дед  и прослезился. –  Прощай! 
– Я еще приеду-у-у-у-у! – прокричал издали Володя. Конь уже понесся вперед. 
Уж много лет прошло с тех пор, а мальчик так и не вернулся домой.

Иң мөһим һәм кызыклы язмаларны Татмедиа Telegram-каналында укыгыз


Нравится
Поделиться:
Реклама
Комментарии (0)
Осталось символов: